Реклама на сайте

вход на сайт

Имя пользователя :
Пароль :

Восстановление пароля Регистрация
Первый бой Виктора Леонова отрывок из документальной повести В. Поборчего
joixlbmwhiu.jpg (16.24 Kb) Первый бой Виктора Леонова отрывок из документальной повести В. Поборчего Виталию Владимировичу Поборчему повезло: Ему довелось беседовать в начале 2000 -х годов с последними из ОСТАВШИХСЯ в живых героических бойцов бесстрашного легендарного 181 разведотряда Северного флота. Тогда еще - живых! Мне еще удалось поговорить с самым последним из отряда, с подачи поисковика-подвижника К. Добровольского. Я через него передал ему одну их своих книг, он благодарил. И в конце разговора. в ответ на мои пожелания здоровья и лет жизни он совершенно просто, безо всякой грусти ответил: Я скоро пойду догонять своих ребят... Отстал я ...
Тогда эти бойцы еще не знали, что им предстоит сражаться не только с "гансами" и "фрицами", не только с финскими егерями, но и с настоящими самураями... О них еще будут ходить легенды!
.... США. База подготовки подразделения специального назначения «Морские котики». Глубокая ночь. Командир учебного подразделения и сержант идут по казарме, где отдыхают бойцы. В казарме порядок, обмундирование аккуратно сложено, горит дежурный свет. За столом, опустив голову на руки, спит дежурный. Бритый затылок, разворот плечей свидетельствует о мощи бойца. Сержант сделал попытку резко дотронуться до дежурного, намереваясь разбудить. Командир приложил палец к губам, придержал за руку. Аккуратно достал развернутую книжку. На обложке портрет Дважды Героя Виктора Леонова. «BLOOD on the SHORES. Soviet Naval Commandos in World War 2» James F Gebhardi. Так написано на обложке.
- Это очень хорошая, мощно стимулирующая книга, сержант! Сам читал?
- Да, сэр! Не один раз…
- Аккуратно разбуди дежурного. Выговор не делай, но объясни, что спать не положено и почему. Чтобы понимал, какие бойцы могут проверить его на «вшивость»... Такие ребята, как Леонов, промахов не прощали… Ясно?
- Есть, сэр! – ответил сержант.

А пока шла вовсю шла Великая отечественная война, самая велика и пока самая страшная на планете Земля...

otryad_71105.jpg (110.77 Kb)- Командирам уточнить задачу по группам!
- Кому и что непонятно? – спрашивает Мотовилин. – Если попроще объяснить, то держаться за мной. Когда наш Георгий со своей группой начнут атаку опорника, то мы выявляем огневые точки, а также появляющуюся живую силу противника, гансов, стало быть…- Мотовилин задумался на секунду. - И отправляем их на небеса. Но не всех, некоторых берем с собой. Кто немца захапает, тот с медалью! А за трех уже орден похлопочу!
Мотобот накренило на левый борт. Леонов почувствовал себя нехорошо. Немного мутило.
- Вот, значит, морская болезнь и ее симптомы. Долго же я не был в море. Видать с непривычки подкатило! – говорил Виктор Даманову.
- Ты как? Сильно дрейфишь? – спросил Николай.
- Я вообще не дрейфлю! – отвечает Леонов. – Мне хочется скорее в бой, а там я разберусь со своими переживаниями.
- Э-э, брат-тишка! Это и есть то самое, д-дрейф. Одни в бой рвутся, а другим: так и пусть его никуда не посылают. Голову от подушки бы не отрывал. А результат один – дрейф! – даже заикаться перестал Даманов. – Вот у меня по-первости, горело в заднице. Хотелось схватиться с фрицами, потом пообвык. Лучше всего к этому относиться, как к работе. Будто бы штукатурку ложить пошел или картошку копать собрался. Оно так вернее, ошибок не наделаешь, видеть все будешь! А то от ярости ослепнешь, а из слепого да глухого, какой воин?
- Да, понимаю я сердцем! Но душа не дает успокоиться. Глаза закрываю, мандраж бьет. Вроде и спортом занимался: и бегал, и боксировал, и боролся, и лыжи вострил, и под парусом гонялся – не было такого.
- Это до первого боя! Завалишь пару егерей – поймешь их нутро, тогда легче будет! Пробуй уснуть, а то Степан из вас с Сенчуком семь шкур спустил. Но хвалил, хвалил он тебя! А Степан не мастак церемонии разводить, он больше в тундре и по лесу хороводы водит. Ладно, спи! – легко хлопнул по плечу Виктора Даманов, придвинулся, чтобы согреться.
- Десанту, приготовиться! Готовность - 5 минут! – долгожданная команда застала врасплох.
Виктор открыл глаза и понял, что час-другой поспал. Даманов дремал на его плече, бережно обняв винтовку. На душе уже не было тревожно. Хотелось встать, потянуться, размять натруженные плечи.
- Первая группа, Мотовилин – вперед! Живее, славяне! Краснофлотцы бросились в воду, поднимая на плечи сходню.
Степан побежал по сходне, которую моряки держали на плечах, чтобы разведчики не намокли. Замыкал группу опытный Николай Даманов. Виктор следовал вторым. И вот уже пятерка Мотовилина на берегу. Разведчики подпрыгивают, команды уже не нужны. Каждый в ответе за себя и за каждого. От недоработки одного - могут принять смерть все. Этой науке обучали в отряде одним мигом.
- За мной, рысью - марш!!! Парни, не отставать!
На часах 4.30. Солнце не садилось и светило вовсю. Погода была из тех, про которые говорят, что она шепчет. Но разведчикам некогда было любоваться красотами северных пейзажей – им предстоял 10-ти километровый марш. По своей, но занятой врагом земле. Марш, полный неизвестности, опасностей. Цена ошибки – смерть!
Мотовилин вдруг резко остановился и поднял вверх левую руку. Разведчики поняли команду и, остановившись, присели на корточки, стали прислушиваться. Степан показал вправо рукой и приложил к правому уху две руки рупором. Даманов упал на землю, всадил нож по самую рукоятку и стал прислушиваться правым ухом, прижавшись к ручке и закатив глаза. Его лицо выражало крайнюю озабоченность. Все застыли. Даманов открыл глаза, посмотрел на старшину и отрицательно покачал головой, показав рукой в опасном направлении. Мотовилин качнул утвердительно головой, приложил пальцы вилкой к глазам, потом ушам и провел рукой по горизонту, что означало: «Особое внимание в переднем секторе!» Группа двинулась дальше. Двигались достаточно быстро, почти бегом. Разведчики старались бежать след в след, оббегая кусты и кустарники. Эта игра напомнила тренировочные выходы, прибавила уверенности. Примерно через 40-45 минут неторопливого бега, когда разведчики уже были мокрые от пота и тяжело дышали, Мотовилин припал на колено, посмотрел на солнце, часы, раскрыл планшетку, а рукой показал группе: «Вперед!». Леонов оказался направляющим, что еще более придало ему уверенности. Не оборачиваясь, он незаметно для себя стал увеличивать скорость бега. Минут через 7-8 он вырвался вперед на целую сотню метров. Впереди была местность, поросшая кустарником с большими валунами. Вдруг, совершенно неожиданно, из-за одного камня показались два офицера в сопровождении десятка солдат. Дальше все происходило, как в замедленном кино: падая за камень, Виктор одновременно перезарядил винтовку. Вот приклад уже уперся в правое плечо, мушка состворилась в прорези целика с грудью первого офицера, указательный палец без рывка, плавно нажал на спусковой крючок. Бах! Вскинув руками, офицер неуклюже откинулся на камень и рухнул вниз. Немцы начали крутить головами от неожиданности. Виктор перезарядил винтовку, спуск – осечка! Еще один! Осечка! Второй офицер, увидев Виктора, выстрелил от пояса из пистолета. Промах. Пуля взвизгнула у уха. Виктор чуть глубже спрятался за камень. Еще выстрел офицера – что-то отлетело возле головы Виктора от камня. Винтовка перестала быть нужной, потому что штык не пристегивался. Мелькнула мысль: «А ведь рано или поздно - он попадет! Давай, Виктор, давай!» Тем временем, офицер, опершись о валун, производил очередное прицеливание. Выстрел! Снова от камня что-то отлетело и секануло осколком камня в лоб Виктору. Это было сигналом к атаке и приговором фашистам. Виктор рванулся к офицеру. В голове сверкала одна мысль: «Бежать так, чтобы офицер закрывал своим телом стрельбу солдатам!!! Быстрее к офицеру и рвануть ему кадык, одновременно закрывшись его телом от выстрелов!!!»
Что делать с солдатами Виктору не пришло в голову в тот момент. Он с кривой улыбкой, широко раскрыв глаза, направил свой взгляд в переносицу офицера. Тот попятился, увидев сумасшедшего, ринувшегося на него против всяких правил, русского. И он тоже под воздействием какой то неведомой силы, стал поступать не по правилам. Вместо того, чтобы поймать русского в прицел, и нажать спуск, он бросился бежать, что-то хрипя. Увидев даже не русского, а своего офицера с выпученными глазами и полностью белого, солдаты тоже рванули бежать. Картина была ужасная: дикарь с копной волос на голове, огромными скачками с винтовкой наперевес, рыча, гнал десять солдат вооруженных автоматами. Лица немцев были белы и перекошены от ужаса! Если бы их видели их товарищи, то, скорее всего, они бы тоже побежали. Как от чего-то неземного, всеподчиняющего! На их беду, впереди показался блиндаж. Хоть какое то, но укрытие! Немцы не сговариваясь, все как один, в состоянии полной паники устремились к нему. Двери блиндажа поглотили всех немцев разом! Дверь захлопнулась. Леонов, продолжая рычать, стал рвать дверь руками с такой силой, что, казалось, еще мгновение - и он вырвет этот блиндаж из земли и, сотрясая им над головой, побежит дальше.
- Витька.., гранатами.., отойди..., бля!!! Получай-те-те… Ложись! Суки! На те… Берегись!!!
Полетела вторая граната.
Только здесь к Виктору вернулось понимание происходящего. Только здесь к нему вернулось сознание, когда он увидел лимонку, залетающую в бойницу блиндажа. Он отпрянул от двери и рухнул влево. Практически одновременно раздались два взрыва: первый слабее, второй – оглушающе громкий. Из бойниц и дверей блиндажа вылетели столбы огня, дыма, мяса, вперемежку с одеждой, немецкий автомат. Дверь блиндажа слегка ударила Виктора по каблуку. Даманов уже врывался в блиндаж, поливая из ППШ его внутренности. Леонов вскочил на ноги, еще раз передернул затвором и впрыгнул в блиндаж. Освещенное отблесками автоматной очереди лицо Даманова, какие то стоны, кто-то полз сбоку, рикошетирующие пули крушили все, что еще было можно крушить. Леонов выстрелил в нечто ползуще-оруще-стонущее, несколько раз перезарядив винтовку. Стало тихо. Разведчики поглядели друг на друга, будто впервые.
- Ты-ы-ы, че-о-о, а-а-а!!! - зашелся в бешенном гоготе Даманов, тыча пальцем в лицо Леонову.
Виктора тоже стали сотрясать смеховые конвульсии. Его согнуло пополам и стало трясти. Из глаз, носа, рта, что-то полилось. Его безудержно рвало. Он и плакал, и смеялся, и блевал одновременно… На несколько мгновений самообладание оставило разведчика.
- Кончай цирк! Кто позволил начинать бой, а? Я вас спрашиваю? – грозный голос Мотовилина вернул всех к действительности. Оба разведчика обернулись к старшине. Увидев Леонова в полумраке блиндажа, Мотовилин невольно прыснул от смеха. Лицо Леонова было мокрым от пота и слез, волосы всклокочены, на подбородке следы блевотины.
- Ладно, молодцы! Дали гансам прикурить на всю катушку, посля разберемся. Георгий пока не начинал – всем за мной! Утрись, Леонов! А то гансы вообще в отступление подадутся, когда тебя увидят. Без языков останемся. В таком цирке я еще не смеялся. Немцев можно было не добивать – вспомнив Леонова, продолжал он, - они под себя бы ходили.
- Я п-пытался спасти Витьку, думал через дверь его п-полоснут… Но у этих какое то п-помутнение случилось, - то ли сетуя, то ли соображая, пробурчал Николай. – Еле д–догнал этого ч-черта!
Группа рванула дальше, туда, где сопка повыше, где кусты погуще, где лучше занять позиции для обороны. Бегущий впереди Мотовилин, развел обеими руками через стороны и бросился на землю. Как змея пополз между камней и кустарника. Остальные, догнав командира группы, сделали также. Группа выдвигалась на сопку, чтобы занять оборону. Вокруг уже свистели пули, но пока егеря стреляли, не видя бойцов. Они приближались, их огонь становился все плотнее.
- По немецкой сволочи, огонь! Бить короткими! Беречь патроны! – раздалась команда Мотовилина и заработал его полуавтомат. Сразу же отозвались полуавтоматы других разведчиков группы. Егеря в ответ усилили огонь, который стал прицельнее. Где-то поодаль, тоже разгорелся бой – это разведчики Червоного и Лебедева, воспользовавшись тем, что мотовилинцы затеяли перестрелку с егерями, провели своих разведчиков в обход укреплений. «Языки» были захвачены, трофейные пулеметы накрывали своих бывших хозяев, скапливающихся в лощине перед сопкой.
Враги приближались. Высокие, в темно-серых брюках, заправленных в короткие чулки, и в такого же цвета мундирах с красными кружочками на рукавах. Они двигались во весь рост, периодически скрываясь в траве, кустарнике. Они вели прицельную стрельбу по позициям разведчиков.
- А-а-а!!! - раздался крик Рябова и его полуавтомат замолк.
- Колю ранило! В живот! – крикнул Мотовилин. – Прикройте меня, парни! – он пополз к Рябову.
- Что же ты, Коля?! Помолчи, помолчи!!! – Степан попытался сделать перевязку, но потом решил вытащить Николая в более безопасное место, не забыв бросить подсумок с патронами и сумку с гранатами Виктору. Леонов, Даманов и Харабрин усилили огонь по фрицам, прикрывая старшину. Те, в свою очередь, неся потери, приблизились на дальность малой артиллерии. В ход пошли гранаты. Виктор тоже достал гранату, но запал не вставлялся в отверстие.
- Ручку от-тяни, в-вояка!!! – послышался голос Даманова.
Обескураженный своей неопытностью, Виктор вставил запал и тут же метнул гранату. Взрыва не последовало. А через 2-3 секунды эта же граната прилетела обратно и рванула между Виктором и Николаем. Осколки разлетелись, но разведчиков не зацепили.
- С-спасибо, Виктор, уд-дружил! Ты вину, что ли замаливаешь перед гансами? Встряхни г-гранату. Д-дай ей заш-шипеть… - спокойно, как на учении, произнес Даманов, подмигнув.
- Елы-палы!!! Вот, мудак! Щас я вас поздравлю! – Виктор, не спеша, метнул 2 гранаты. Как раз в поднимающуюся по склону группу из 4-х егерей.
После их взрывов стало тихо. Никто не стрелял.
- Пошли? – спросил Виктор опытных товарищей. Разведчики отползли назад и присоединились к Мотовилину..
- Я его в камнях спрятал, - сказал Степан Даманову. – Егеря не найдут.
«Неужели он говорит о Рябове? Почему спрятал?» Но задать вопроса не получилось – за гребнем высоты разгорелся бой.
- Здесь мы потрудились на славу, а теперь дружкам подмогнем! – прокричал Мотовилин. – Вперед, за мной…
Обогнув отвесную скалу, они поднялись на гребень сопки и тут увидели трупы трех егерей. В стороне, лицом вниз, лежал разведчик.
- Сенчук!
Виктор сразу узнал Сашу, кинулся к нему, перевернул его на спину. Черные пряди волос рассыпались по высокому Сашиному лбу. Лицо потемнело настолько, что уже нельзя было различить черные точки угрей. А рот чуть приоткрыт, и, кажется, Саша вот-вот спросит: «Как же это, братцы, со мной такое случилось?»
- Саша, Саш!!! – Виктор тормошит друга, ищет рану, что-то говорит. Вдруг на плечи Леонова легли тяжелые руки.
- Будет тебе убиваться! – Мотовилин тянул Виктора назад. – Слышишь, отходим к морю. Дело сделано! Группы Лебедева и Червоного пересекли ложбину. Живей!
Выстрелы приближались к вершине сопки. С соседней высоты ударили минометы. Мотовилин, Харабрин, Даманов отошли и что-то кричали Леонову, угрожая кулаками. Только теперь стало ясно, что унести Сенчука не удастся, а необходимо прикрывать ушедшую группу.
По очереди, короткими перебежками, приближались разведчики к лощине, обстреливаемой противником. Ползут друг за другом, не отставая от Мотовилина. Ноги Леонова неожиданно сводит судорога. Он, достав нож, колет себя в икры и бедра. Бесполезно. Виктор еле поднимается и, полусогнувшись, идет вперед. Мотовилин, Даманов и Харабрин ведут плотный огонь, сдерживая егерей, пока Леонов пересекает ложбину.
- Дурило, ложись, убьют!!! – орет дурным голосом Харабрин. – Ни за что помрешь, мудак!!! Ползи! – еще пуще визжит он.
Оказавшись в кустах, Виктор начинает прикрытие огнем своих товарищей, которые где ползком, где бегом пересекают, простреливаемое врагом, пространство.
…Через некоторое время в работу включаются трофейные пулеметы и полуавтоматы разведчиков из групп Лебедева и Червоного. Все, немец дальше не пойдет! А здесь еще подключились два пулемета с мотобота. Немцы прекратили огонь.
- Начать посадку, первыми, господа гансы, марш! - Радышевцев пнул ногой ближайшего фрица в бок. Немцы сразу все поняли и забежали по трапу на бот. - Группа Мотовилина, марш!!! – негромко скомандовал Лебедев. Далее загрузились остальные разведчики.
- Ну, господа гансы, все, что есть у вас с собой – на стол. Быстро! Шнеля-шнеля! – орет Мотовилин.
Немцы понимают даже на русском языке и выкладывают: алюминиевые гребешки, словари, нитки с иголками, презервативы, порошок для ног, носовые платки, запасные теплые носки, документы, солдатские книжки, личные знаки…
Одну из книжек открывает Лебедев:
- Солдат. У тебя нет сердца и нервов. Они тебе на войне не нужны. Убивай любого русского, будь то женщина или девочка. Убивая русского, ты спасаешь себя, свою семью, фюрера… - переводя, неторопливо читает он. Поднимает глаза на разведчиков. – Вы слышали, что я прочитал? Вот, ребята, кого мы будем с вами уничтожать…
Мотобот следует в базу. Разведчики дремлют после тяжелого боя. Леонов лежит на палубе, подставляя соленым брызгам лицо.
- Виктор, ты что? Не простудишься? – сзади стоял в кожанке, плотно облегающей фигуру, Георгий – командир группы, старший лейтенант Лебедев.
- Тяжело, товарищ командир. Ведь Саня Сенчук мой др… -был моим другом. Сколько мы с ним планировали после войны сделать. Как мы с ним собирались в наш отряд, как тренировались… Один раз я ему разбил губу, когда неосторожно ударил, так он извернулся, даже не понимаю, как, и тоже мне кровь пустил…
- Ты можешь гордиться своим другом, Виктор. Ты видел убитых егерей на гребне высоты? Это Сашкина работа! Саша первым ворвался туда и сразил троих. Сгоряча ринулся дальше во весь рост. Такая у него, видать, натура. Проложил нам дорогу, а сам погиб. Как герой, погиб… Жаль, что похоронить не удалось. Ни его, ни Рябова. Вот Рябов… Жили – дружили три Николая. Одногодки. Все с одного катера, в одной футбольной команде играли. А в базу возвращаются двое. Что поделаешь, война… И к этому надо привыкнуть.
- Скажите, товарищ старший лейтенант, а почему фрицы побежали от меня – ведь их много было и оружие в руках у них - автоматы!
- Чудак! Мотовилин мне уже рассказал твою историю!– улыбнувшись, сказал Лебедев. - Ты пойди, посмотри на себя в зеркало и поймешь, почему они побежали. Ты на человека не похож. Волосы растрепаны, глаза выпучены, словно ты леший какой! Однако, на всякий случай, запомни, что из двоих врагов, один обязательно окажется слабее и отступит, и побежит. Иначе не бывает. Ты подумай над этим! Война – это не спорт, потому что здесь нет правил. В сегодняшнем бою ты, Виктор, своим нарушением правил, подавил волю этих хваленых егерей. Им и в страшном сне не могло привидеться, что один человек может напасть на десять вооруженных автоматами воинов. Получается, что ты вроде и не человек! Значит, бояться тебя надо. Так и получилось сегодня! Молодец, егерей ты не боишься, а умение придет. Будешь ты, Виктор, бить этих гадов крепко. Чую я это дело! А еще, Виктор, один мудрый человек говорил, что война - это что-то внутри тебя! Представлю я тебя к «Отваге» - больно ты хорош в бою! Хотя и нарушил первоначальный план. Учти на будущее…
В кубрике спят вернувшиеся из похода разведчики. Пустует койка Саши Сенчука. Леонов смотрит рассеяным, красным от слез взглядом на его место. Переводит взгляд на Колю Даманова. Тот спит справа, сладко посапывая… «А ведь из-за моей оплошности мог погибнуть Николай в горах, едва моей гранатой его не убило! Даже словом не обмолвился после боя. И Мотовилин похвалил меня перед Лебедевым, хотя я не должен был начинать бой до того, пока Лебедев с группой не ввяжется первым! А эта предательская судорога, которая прихватила, когда лощину преодолевал! Не было такого раньше. Да! Я боялся лечь на землю, казалось, что сил подняться не будет. Останусь лежать, как Сенчук! Так и не смог себя заставить лечь. Только на мотоботе наступил отходняк. Трясло, выворачивало, будто замерз до коликов».
- Какие же вы молодцы, ребята!!! – тихо прошептал Виктор. Слезы катились по его небритой щеке сами собой, рыданий уже не было. – Надо спать, завтра может быть новый поход! – уже проваливаясь, прошептал Леонов.
И ведь не ошибся Леонов! Во время завтрака было объявлено, что через три дня весь отряд идет в рейд и командовать походом будет майор Добротин из разведки флота.
 (Голосов: 2)
Опубликовано: 21 ноября 2016 Прочитали: 441 раз(а).
Сообщить об ошибке:
Написать комментарий
Имя:


Пароль:


Email:



Код:
captcha

Введите код:


Подписаться на комментарии
(При добавлении комментариев к новости Вам будет отправлено уведомление на E-mail)