Реклама на сайте

вход на сайт

Имя пользователя :
Пароль :

Восстановление пароля Регистрация
Пиратская баллада Когда стареют корабли Пятничное чтение
55.jpg (222.82 Kb)Глава 3 Пиратская баллада источник – папка с маркой: «Одна сволочь рассказывала …» Из Повести «Когда стареют корабли» из сборника « Новые дегенды о славном мичмане Егоркине», в двух томах Скачать и купить книгу полностью можно здесь https://www.litres.ru/…/malenkie-povesti-o-bolshom-michman…/

Вот, например, на боевой службе во время сопровождения конвоя «торгашей» удалось захватить старую рыбацкую «лайбу» с экипажем в десяток чернокожих оборванцев. Они претворялись рыбаками – известное дело! Оружие-то свое они успели смайнать за борт по-тихому, с противоположного наблюдению борта, не совсем же идиоты, а молодцы, а вот с вертолета заснять на видео этот основополагающий момент – нет. Растяпы! У них хватило ума и науки не вступать в огневой бой с БПК первого ранга. А жаль! Нашим ребятам очень бы хотелось, но на «лайбе» - представьте себе - ни одного полного придурка не нашлось.
Все документы расследования - сплошное переливание из пустого в порожнее, а несколько стреляных гильз калибра 7,62 и несколько тряпок в ружейной смазке никто даже косвенными уликами считать не будет. Сидел старпом на ходовом, и сетовал досужей публике на неудачу и дурацкую ситуацию – придется отпускать, а они отвалят на своей лайбе и вслед нам по… это самое, такие случаи бывали, командир французского фрегата матерился в таком же случае на два океана. А что поделать – нет теперь закону … как у Владимира Семеныча поется … - А раньше было так – я у Иванова еще в училище читал, - пояснил Береза - Перед самой войной эсминец из ордера авианосца адмирала Нагумо нашел в море ограбленный пароход с ограбленными пассажирами и изнасилованными женщинами, а потом догнал пиратскую шхуну. Те - в отказ, оружия нет, я. мол, не я и лошадь не моя. Но пассажиры опознали бандитов, эсминец шхуну за бакштов и под борт авианосцу подволок. А там – все просто! Морской суд из трех офицеров, два свидетеля и все дела! - Береза оглядел заинтересовавшуюся публику. Бойцы, сигнальщики и дополнительные вооруженные наблюдатели внимательно слушали. - Так вот, порядки были такие – капитана и помощника сразу по нокам рей распределили, даже глаза не завязали, мешок на голову и – привет! А с командой было так – ставили их на колени прямо на палубе, и были мастера кен-до, с катанами. Японские офицеры флота и тогда еще самурайским искусством увлекались. Только волновались – если не с одного удара башку снести – позор на все джунгли! - Другие законы были! – вставил рассудительный механик - Вот то-то и оно! – а сейчас такие законы, что и очевидное надо доказывать, а эти бандар-логи только радуются! – сплюнул раздосадовано старпом, - Вот пойди докажи, что эти черно … эт-самое, не рыбаки, а - бандиты! – вставил злой Егоркин - Так они сами возражают, говорят – повстанцы, да и вообще – не грабят – де. А за средством для пропитания выходят на большую морскую дорогу! Вона как! – сказал заместитель командира по воспитательной работы Родионов, - а вы, Александр Павлович, как-то уж некорректно пленных называете! - А что, у них эта самая кормовая, седалищная часть – зеленая, что ли? - «изумился» старший мичман, - Нет? А чего тогда на черное-то обижаться? Через некоторое время старший мичман Егоркин вместе с главным боцманом постучали в каюту старпома. — Разрешите, Сергей Олегович? - спросил Палыч, и получил «добро» Они вошли. Александр огляделся и вдруг заметил над старпомовской койкой … катану. Да-да, тот самый самурайский меч, о котором недавно шла речь! — Откуда он у вас, товарищ капитан 2 ранга? - приятно удивился мичман. - Да у «маслопупов» в мастерке нашел и приватизировал, как незаконное холодное оружие! Егоркин осмотрел клинок. Кто его оковывал и оттачивал – дело знал, и очень неплохо. Придраться всегда можно, но мастер был заметен в каждой детали. Клинок, видимо, сделали из доброй старой социалистической рессорины, несколько раз отпуская металл и проковывая его с обеих сторон, охлаждая в масле. А потом оттачивали! Сталь была упругой, меч сам летал, взлетая вверх ласточкой, падая вниз соколом. Вещь! А вот рукоять, эфес — значит, подгулял – не ухватист вышел! - Да, наверное, в последнем ремонте кто-то всерьез занялся! – уважительно отозвался и боцман. У авантюриста Егоркина моментально родилась идея. Пока она еще окончательно не выкристаллизовалась, но уже начинать что-то делать и проектировать было уже можно. Например … Пленные сидели в одном из пустых кубриков, под охраной двух бойцов с автоматами. По приказанию старпома, патроны были досланы в патронники, а матросам было строго –настрого запрещено приближаться к пленным. Если тем чего неотложно понадобится – вызывать начальника караула с подкреплением. Береза был наслышан, на что были способны пираты. На что были не способны его матросы – он предполагал, поэтому так и распорядился. Вдруг, под самый вечер пленных вывели из темного душного, пропахшего сыростью кубрика, якобы продышаться на свежем воздухе. Усадили на палубу и приковали наручниками к трубопроводу. А то вдруг кинутся за борт! Оно бы и не жалко, леди с дилижанса – и пони - в кайф, и акулы – сыты. Так говорят наши вероятные друзья –англичане! Возни меньше, да и вообще… Но так ведь отвечать, что потонул без камня на шее или завяз в акульих зубах – вон их сколько вокруг, все ждут когда им коки вывалят остатки пищи после ужина! Вдруг из тамбура вышел на шкафут капитан 2 ранга Береза, старательно задраив за собой дверь, чтобы холод захлебывающихся кондиционеров на обогрев Африки не расходовать.
Скачать и купить книгу полностью можно здесь https://www.litres.ru/…/malenkie-povesti-o-bolshom-michman…/
С отсутствующим видом он принялся обозревать горизонт спокойного сегодня океана… Около пленных стоял старший лейтенант, штурманенок, очень неплохо владеющий и французским, и английским, ибо папа его был дипломатом среднего уровня, кочевавшим какое- то время по Европе, а его отпрыски даже учились в местных школах. Оказалось кстати – для офицера никогда не бывает лишних знаний и навыков. Если кто полагает иначе – значит, до них еще просто черед не дошел! В поля зрения пленных и офицеров появился Егоркин и его опричники. Мичман был одет в шорты, по пояс голый. Волосатая грудь его была забрызгана свежей кровью, лицо прикрывала алая маска. В правой руке его была катана, которую он протирал от сгустков крови белой тряпицей. Красное на белом … Впечатляло! Два контрактника поднесли к леерам туловище без головы, и левой руки. Матерясь, они раскачали и бросили за борт тело, а затем вытряхнули из мешка голову и руку. Все это с шумом плюхнулось в море. — Что это, мичман? – спросил старпом — Да вот, говорить не хотели! Гордые были! Да примут их беспутные души местные боги! А тела –да съедят акулы! Аминь, короче! У ватервейса образовалась густая красная лужа, со сгустками. - Мозги, наверное! – предположил контрактник. Стоявший рядом матрос из БЧ-5 с обрезом[1] с ветошью, как-то резко брыкнулся в обморок. Оказавшийся рядом врач сунул тому в нос тампон с нашатырем. — Проваливай отсюда, телок! – рявкнул на него боцман, оказавшийся «случайно» рядом, и придавая ему ускорение увесистым отцовским подзатыльником. Два контрактника вынесли сюда какой-то пенек, смахивающий на камбузную колоду, установили, проверили – не качается ли, застелили куском сукна от старой шинели, и встали рядом, расставив ноги и заложив руки за спину. В это время старший лейтенант скучным голосом, по-английски комментировал происходящее. - За что их? – спрашивал седоватый африканец в серой курточке, - Да говорить не хотели того, что эти головорезы просили – сквозь какое-то подавляемое всхрюкивание отвечал молодой офицер. Среди пленных возникло какое-то волнение, они стали оживленно переговариваться между собой. Тем временем контрактники, тоже по пояс голые, но не такие колоритные, как Палыч, выволокли еще одного обреченного. Тот совсем потерял самообладание и даже идти не мог, его ноги в синих джинсах безвольно волоклись по палубе. Матросы чертыхались и зло пинали его с обеих сторон, норовя въехать в пах, или по почкам. Видимо, кое-какой опыт был.. С силой бросив его на эту плаху, бойцы отскочили в сторону. Егоркин с ужасающем хеканьем обрушил на него свое оружие. Отсеченная голова покатилось к ватервейсу. Доктор подошел и спокойно осмотрел труп. Бойцы, только что расположившиеся на верхней палубе, побледнели. Половина из них просто растаяла, перебежав на другой борт. Кое-кто просто посерел лицом. Ни фига себе! Вот такого они не видели, не слышали наяву, да и не во всяком кино ожидали! Кто-то закаялся даже здороваться наперед с Егоркиным и боцманятами. Боцман взял голову, понюхал, брезгливо скривился и выбросил ее в океан.. Все было в алой-алой крови, которая быстро густела, прямо на глазах. Одного из пленных рвало, просто выворачивало наизнанку. Лица остальных стали серыми. — Ну что? Теперь этих? Тоже не хотели говорить? – спросил Егоркин, небрежно кивая в сторону пиратов – чего даром мучиться, да и людей тоже зря обнадеживать! Штурманенок перевел эти слова скучным голосом, будто случайно, из добрых человеколюбивых побуждений. Пленный так и подумал… Парень походил на доброго доктора из миссии. Которого они недавно прирезали и сожгли. Мир его праху! — С кого начнем? А то опять – плаху тащи, катану - точи, и палубу мой по новой от крови «пеногоном»! А он-то - дорог! И механик сожрет за него, и боцман изматерит– за палубу! – ворчал, по обыкновению громадный палач, прямо из страшных сказок – может – одним разом и все? И вся недолгА? Эй, там, тащите им по последней сигарете, по последнему куску хлеба … Рома-то – нет, придется по-трезвому! Уж – звиняйте, хлопцы! В это время штурманенок эмоционально осуществлял синхронный перевод – как на заре видеосалонов, только что не гнусавил И тут пленных прорвало! Желающих дать признательные показания было с избытком! Вот только одна беда – никто из них не умел писать ни на каком языке. Кроме их седого капитана. А он не очень –то и возражал … В Европе –то нет смертной казни. А с этих русских станется! Исчезнем мы всей деревней, а они нас помянут своей ужасной водкой, на ночь глядючи … Через час-полтора к борту «Михайловского» подошло посыльное судно под флагом Нидерландов, с представителями Международных полицейских сил, за пленными. Вот им-то и передали протоколы признаний с подписями, заверенными свидетелями. Особого правового значения они не имели, но – всё-таки! Братва черно… это самое … кинулась к ООН-овцам, как к родному папе, с мольбами – лишь бы не видеть Егоркина. Зато на корабле все были довольны, что перепугали пиратов до потери всяческой сознательности. Опять же - развлечение. Перепугавшимся матросам прохода не давали! Ржали, как стоялые кони! Вот только неизвестно, как они сами повели бы себя на месте тех! Сергей Олегович Береза изумился очень искренне, а один представитель некоей организации, прикомандированный на поход, которого звали за глаза «Мохнатое ухо», издевательски интересовался — учился ли Егоркин в школе гестапо или преподавал там. Уж больно все натурально выглядело! А всего-то – старые рваные комбинезоны, набитые чем попало, протухшие по глупости коков свиные рульки, голова рыбы-капитана, с последней рыбалки, рыбьи потроха и другой хлам, плюс канистра с забродившим итальянским кетчупом. Ну а ассистентов в команде – хоть кастинг проводи, среди желающих. Фантазии и изобретательности – вагон и маленькая тележка! Каждый боролся с рутиной как мог! Но идея понравилась – вот только пленные вряд ли оценили все это как комедию. Зато впечатлений было – лопатой не отгрести! Надо сказать, что еще долго представители очень разных околофлотских организаций пытались разобраться, сколько было пленных, откуда они взялись и куда эти долбаные корсары подевались еще до прибытия ООН-овских полицейских представителей. Экипаж вертели, крутили, обнюхивали … но на том и остались. Чистосердечному признанию Егоркина и главного боцмана никто почему-то не верил, и смотрели на них исподлобья и с ледяным недоверием, даже по приходу в базу. И мало того – братва с других кораблей, завидя Александра Павловича, замолкала и долго глядела вослед. С разными чувствами, надо сказать – от возмущения до восхищения. И лишь иногда Палыч–сан полушепотам говорил «соучастникам»: - Как вышло–то! Песня! – и довольно фыркал себе в роскошные усы. Слаб человек! И никто, оказывается, не чужд тщеславию, просто умеют его скрывать – кто лучше, а кто хуже! Надо сказать, есть среди нашего брата и такие, которые даже и не пытаются скрываться! Надо же – старались, старались – и – на тебе! Фигушки!
[1] Таз, морс. сленг Q����x"=�Скачать и купить книгу полностью можно здесь https://www.litres.ru/…/malenkie-povesti-o-bolshom-michman…/
 (Голосов: 0)
Опубликовано: 11 ноября 2016 Прочитали: 703 раз(а).
Сообщить об ошибке:
Написать комментарий
Имя:


Пароль:


Email:



Код:
captcha

Введите код:


Подписаться на комментарии
(При добавлении комментариев к новости Вам будет отправлено уведомление на E-mail)