Реклама на сайте

вход на сайт

Имя пользователя :
Пароль :

Восстановление пароля Регистрация
Изыльметьев: забытое имя?
Рубрика: Имя на борту
p43-9.jpg (64.7 Kb)Корабли и имена
«Капитан Изыльметьев»
Чуть больше века назад, На Путиловской судостроительной верфи, а именно, 29 октября 1913 года было заложено два эскадренных миноносца.
Родоначальник эсминцев этого типа — «Новик», вошедший в строй действующих кораблей Балтийского флота в октябре 1913 года, показал на мерной миле рекордную для своего времени скорость — 37,3 узла. Ни один корабль в мире не давал тогда подобной скорости.
Надо сказать – «Новик» был принципиально новым кораблем – паро-турбинным, в его топках горел мазут, у него были двухтрубные поворотные торпедные аппараты, 102 мм орудия…. Он был назван вице-адмиралом Н.О. фон Эссеном в честь героического крейсера 2Новик», которым он командовал в годы Русско-японской войны.
А, вообще, – новик –это доброе старорусское слово, это новобранец в боярской дружинной коннице в старину, у которого было все впереди. Наполеон, который чуть-чуть не стал офицером русской армии, говорил еще тогда, когда он был не императором, а «просто генералом», что лучший солдат – это солдат в 16 лет, для которого нет ни страха, ни самой смерти.
Один из двух заложенных в октябре 1913 года эсминцев получил название «Капитан Изыльметьев» — в честь командира фрегата «Аврора», участвовавшего в обороне Петропавловска-на-Камчатке в 1855 году.

115.jpg (33. Kb)При длине 98 м и ширине 9,3 м эсминец имел водоизмещение 1260 т. Его паровые турбины мощностью 31 500 л. с. позволяли развивать скорость до 35 узлов. Вооружение корабля состояло из четырех 102-мм орудий и трех уже трехтрубных торпедных аппаратов. Кроме того, он мог принимать на палубу мины заграждения. Экипаж корабля насчитывал 150 человек. Он был уже чуть лучше головного корабля.
27 июля 1916 года «Капитан Изыльметьев» вступает в строй действующих кораблей Балтийского флота. Уже 12, а затем 16 сентября того же года он участвует в постановке минных заграждений в Ирбенском заливе. 18 октября «Капитан Изыльметьев» в составе отряда эскадренных миноносцев, в который, кроме него, входили «Новик», «Орфей», «Десна» и «Летун», снова участвует в постановке минных заграждений в Балтийском море, около острова Саарема, на пути следования германских кораблей. Вскоре на этом заграждении погибла подводная лодка, а затем пароход и три тральщика противника
В марте — апреле 1918 года моряки Красного Балтийского флота по указанию В. И. Ленина совершили беспримерный в истории флота ледовый переход из Гельсингфорса в Кронштадт. Этот переход эсминец «Капитан Изыльметьев» проделал с не полностью укомплектованной командой. Всего 70 матросов и офицеров благополучно провели эсминец через тяжелые льды Финского залива.
Когда в мае 1919 года над красным Петроградом нависла угроза — стали наступать белогвардейские части генерала Юденича, — революционные матросы многих кораблей Красного Балтийского флота все, как один, изъявили желание идти на фронт. В один из сформированных на флоте отрядов, героически сражавшихся за красный Питер, влилась часть экипажа эсминца.
В 1921 году эсминец «Капитан Изыльметьев» снова встает на капитальный ремонт. Покидая завод, команда корабля в резолюции, принятой на своем общем собрании, отмечала, что стараниями коллектива верфи «Красный Балтийский флот получил вполне исправную боевую единицу, способную в любой момент встать на защиту нашей пролетарской республики». Вскоре экипаж эсминца по боевой подготовке стал одним из лучших на Балтике. 31 декабря 1922 года приказом за № 2903/369 Реввоенсовета республики по просьбе команды корабля эсминцу было присвоено имя — «Ленин». В 1925 году эскадра кораблей Красного Балтийского флота под флагом народного комиссара по военным и морским делам республики М. В. Фрунзе совершила первый дальний заграничный поход Красного флота от Кронштадта до Кильской бухты и обратно. В состав эскадры входил эсминец «Ленин», отлично выполнивший свою задачу.
Во время войны с белофиннами (1939-1940 гг.) эсминец своим артиллерийским огнем поддерживал части Красной Армии, продвигавшиеся вдоль берега Финского залива. Десантная группа, сформированная на корабле, под командованием лейтенанта Майского отличилась при высадке десанта на один из островов. Участники десанта были отмечены правительственными наградами. Великая Отечественная война застала эсминец «Ленин» стоящим на ремонте в порту Лиепая. В первые же дни войны город был окружен немецко-фашистскими войсками. Когда бои стали идти уже на городских улицах, экипажу пришлось взорвать корабль, чтобы он не достался гитлеровцам, а затем с боями пробиваться из окружения. В дальнейшем моряки с эсминца «Ленин» героически сражались в бригадах морской пехоты и в партизанских отрядах.
Вот такова была история корабля, названного в честь капитана 2 ранга Изыльметьева. А какой подвиг совершил Николай Изыльметьев, его корабль, его экипаж?
О нем известно немного, этот храбрый грамотный достойный офицер, впоследствии – контр –адмирал, был незаслуженно забыт.
Но, тем не менее, командование Российским императорским флотом приняло решение назвать его именем новейший эскадренный миноносец.
Иван Николаевич Изыльметьев родился 5 января 1813 года. Выбора жизненного пути не было, фамилия был потомственных военных моряков. Он поступил в Морской корпус, в 1830 году произведен в гардемарины, а в 1831 году – в мичманы.
Служба проходила на Балтике, с1830 по 1849. Командуя военным транспортом «Або», обратил на себя внимание князя Меньщикова, управляющего морским министерством Он чем-то понравился князю, его транспорт выглядел великолепно, все было в нем так, как требовалось.
С его подачи назначили Ивана Николаевича сначала командовать корветом. На него придирчиво посмотрели и вдруг представили одновременно две дивизии Балтийского флота к заграничному флоту. Морской министр Александр Сергеевич Меншиков утвердил без колебаний. В 1853 году Ивана Николаевича назначили командиром 44 пушечного ходкого и быстрого фрегата «Аврора»
А на Дальнем Востоке, в водах Камчатки американские и японские китобойные и рыболовецкие суда творили всякие безобразия. У нас так заведено – на протяжении всей истории государства Российского все соседи пытаются поживиться за наш счет. Нашу рыбу, морских животных, моллюсков и все прочее, даже морскую траву воровали – а то и отбирали – у нас, как только где слабело. И тогда, и сейчас …
У наших извечных недругов англичан, а потом и прочих англосаксов даже была благородная теория, которая выражалась примерно так. Это доподлинные слова сэра Уинстона Черчилля, сказанные уже в середине XX века, примерно через 100 лет после рассматриваемых событий.
Его не назовешь русофобом, ибо он русских вообще в расчет не принимал, и не только, кстати русских! Они всех презирали, а афганцы набили им морду – качественно – до сих пор чешутся ….
« Я не считаю, что собака на сене имеет исключительные права на это сено, даже если она лежит на нем очень длительное время. Я не признаю такого права. Я не признаю, например, что какая-то великая несправедливость была совершена по отношению к американским индейцам или к аборигенам в Австралии. Я не признаю, что этим людям был нанесен ущерб в результате того, что более сильная раса, более высокоразвитая раса или, во всяком случае, более умудренная раса, если так можно выразиться, пришла и заняла их место.»
Это сказал премьер-министр этой якобы демократичной и культурной страны. И они еще учат нас как надо поступать с соседями! Они не воровали – они просто считали, что берут свое у каких-то неполноценных существ в мировом сообществе.

Звездный час капитан-лейтенанта Ивана Изыльметьева
Но вернемся на моря. В экспедицию вместе с флагманским кораблем – фрегатом были включены еще и корвет, и яхта, для несения патрульно-дозорной службы.
На фрегате «Аврора», следуя во главе отряда, И.Н. Изыльметьев перешел, обогнув мыс Горн, в Тихий океан.
Как о командира и человека его характеризует следующий рассказ его сослуживцев: фрегат. "Аврора", штормуя у Ютландского берега, оказался в таком опасном. положении, что командир фрегата- И. счел нужным вызвать всех офицеров к шпилю, у которого, по обычаю, происходили в то время воен. советы.
Спокойныи. обыденным голосом, с улыбкой на лице, Изыльметьев. изложил им критического. обстоятельства, указав на карте место, на котором через час им предстояло разбиться. "Но, — продолжал Иван Николаевич., — если мы сейчас повернем, то мы разобьемся не через час, а через два. Отчего же нам не прожить лишний час? Только для этого надо, чтобы поворот удался". Воодушевленные хладнокровием командира., офицеры разошлись по местам, и поворот, конечно, удался. А затем ветер неожиданно отошел, и осужденный уже на гибель фрегат "Аврора", форсируя парусами, вышел на чистое место.
Доя пополнения запасов и отдыха экипажа фрегат зашел в Каллао, в Перу. Русские моряки нашли в нем; англо-франц. эскадру, с которой впоследствии им у пришлось встретиться в Петропавловске в открытом бою с умелым противником.
Хотя война с Россией еще не была объявлена, по имеющимся слухам от беспечных французских моряков, союзники имели намерение задержать "Аврору" и ее спутников впредь до выяснения политической обстановки. Такие, значит, джентльмены – из-за угла, романтики с большой дороги.
Тянуть со стоянкой не представлялось возможным, потрепанных такелах и рангоут начали поправлять сразу, наскоро, помятуя р предстоящем длительном переходе через весь Тихий океан.
От одного банкира, имевшего финансовые дела с русскими кораблями, консул сумел узнать о полых намерениях английского адмирала. Наши дипломаты еще в те времена кое-что понимали в оперативной работе, и не только военные агенты – военные аташе, если по-нашенсски.
И.Н. Изыльметьев сделал так, что это им не удалось: став на рейд мористее других судов, командир «Авроры» принял все меры во избежание каких-либо неожиданностей.
С подошедшего парусника он получив однажды ночью от симпатизировавшего России американца сообщение, подтвердившееся впоследствии, что на англ. флагманском. фрегате происходит совещание по вопросу об аресте "Авроры".
Не зажигая огни, Изыльмеьев тотчас ушел в море, буксируя «Аврору» гребными судами, да таким образом, чтобы он оставался к неприятелю носом. То есть - в том же положении, в котором находился на якоре. Наблюдатели ничего не заметили в темноте.
Изыльметьеву. отступил от рекомендованных лоцией путей и вследствие этого имел долгий и чрезвычайно тяжелый. Переход по Тихому океану. Его трепали постоянно чередующиеся шторма, и изматывающие штили.
Фрегат потек палубами, а от постоянного черпания бортами в жилых помещениях, на батареях развилась сильнейшая духота и мокрота.
Несмотря на взятых в Каллао для команды отборных упитанных быков (как живые консервы, в трюмах) и тысячи лимонов, на варку горячего. пунша с ароматическими. травами, на постоянную заботу командира и офицеров о команде, люди, утомленные долгими переходами с 2 только кратковременными стоянками за 6½ мес. (в Рио-де-Жанейро и Каллао), стали болеть скорбутом, (так называлась тогда цинга), и из 142 больных умерли 32 чел.
Через 3 недели после ухода из Каллао "Аврора" встретила небольшой, английский фрегат. Гордый британец знал, как потом выяснилось, что война уже объявлена и, хотя сам не решился атаковать сильнейшего противника, нарываться на бой не стал, но и не уклонился от встречи с ним.
"Аврора" не имела известия о войне, формально враг был неизвестен, и фрегаты разошлись без выстрела. Переход от Каллао до Петропавловска длился 66 дней.
19 июня фрегат прибыл на Камчатку. Такие переходы для парусного судна считались почти невозможными и английские морские писатели отзываются об этом плавании Изыльметьева с величайшим удивлением. По причине крайнего истомления экипажа Изыльметьев решился остановиться в Петропавловске, а не идти в залив Де-Кастри, куда собственно был он послан. 17 июля пришло в порт официальное объявление войны, а 18 августа вошла в залив неприятельская эскадра,
У нас эта война называется Крымской, у французов, турок и англичан – Восточной. Англичане напали на Север, в Кольском заливе пароходокорвет «Миранда» сжег Кольский острог, деревянную давно устаревшую крепостцу. Их корабли напали на Соловецкий монастырь. Представьте себе, монахи встали к орудиям наполеоновской поры и отбились! Джентельмены ушли восвояси! А уж вранья-то было! Их паровые корабли с бомбическими пушками вошли и на Балтику, в Финский залив, имея в планах бомбить Кронштадт. Но наткнулись на морские мины … Бои шли и на Кавказе … Англичане считали, что они на все имеют право – если нет достойного отпора!
Тогда же родился афоризм – «Сильный поступает, как хочет, а сильный - как ему позволят!»
Наши «хомячки», нападающие на Вооруженные силы и осуждающие политику подчинения ЕС и США забывают или не хотят помнить об этом! Простые граждане тоже об этом не задумаются!

По приходе в Петропавловск Изыльметьев принял самое деятельное участие в организации обороны. А иностранная делегация, прибывшая с визитом в Петропавловск была большая и представительная! И гостей было куда как больше, чем хозяев!
24 июля 1854 года военный транспорт (бригантина) «Двина» доставил в Петропавловск из залива Де-Кастри 350 солдат Сибирского линейного батальона, 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На «Двине» прибыл на Камчатку и остался там военный инженер поручик К. Мровинский, возглавивший строительство береговых батарей в Петропавловском порту. К исходу июля гарнизон порта вместе с экипажами кораблей насчитывал 920 человек (41 офицер, 476 солдат, 349 матросов, 18 русских добровольцев и 36 камчадалов).

В подготовку к обороне включилось и всё население города и его окрестностей (около 1600 человек). Работы по сооружению семи береговых батарей и установке орудий велись почти два месяца круглые сутки, днём и ночью. Защитники Петропавловска возводили укрепления, в скалах вырубали площадки для батарей, неприступные для морского десанта, снимали с кораблей орудия, вручную перетаскивали их по крутым склонам сопок и устанавливали на берегу.

Фрегат «Аврора» под командованием И. Н. Изыльметьева и транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани. Орудия правых бортов сняли с кораблей для усиления береговых батарей. Вход в гавань загородили боном.
Английские корабли:
фрегат «Президент» (англ.) (52 пушки)
фрегат «Пайк» (англ.) (44 пушки)
пароход «Вираго» (англ.) (10 пушек)

Французские корабли:
фрегат «Ля-Форт» (60 пушек)
корвет «Эвридика» (32 пушки)
бриг «Облигадо» (18 пушек)
Пароход «Вираго»

Объединённой эскадрой командовал англичанин контр-адмирал Дэвид Прайс, французским отрядом — контр-адмирал Феврье Де Пуант. Всего эскадра располагала 216 орудиями, её личный состав насчитывал 2600 человек.
Во время нападения англо-французской эскадры на Петропавловск Изыльметьев хладнокровной распорядительностью и мужеством вдохнул во всех защитников Петропавловска веру в свои силы.
«Авроровцы, составлявшие более трети контратакующих, дрались ожесточенно и отлично поработали штыками. На сопке ими, кроме того, сделано около 4 тысяч ружейных, мушкетных и 2,5 тысячи пистолетных выстрелов. Не было ни одного случая, чтобы фрегатцы хоть где-нибудь отступили. Они показали много примеров мужества, умения и смекалки.

Англичане окружили матроса Халитова, пытаясь захватить его в плен, но он вырвался из окружения, уложив штыком и прикладом четверых. Боцман Суровцев один напал на пятерых, обратил их в бегство, а одного заколол. Раненный пулей в живот матрос Алексей Данилов не выпустил из рук оружия и стрелял по врагу до последнего патрона. Матрос Василий Попов, несмотря на тяжелое ранение в голову, схватился врукопашную с вражеским солдатом и победил его.

В группе унтер-офицера Якова Тимофеева кончились патроны. Вместе с тремя товарищами он отбил мушкеты с боезапасом у противника и тут же начал посылать пули в их бывших хозяев. Позже Тимофеев с матросом Абукировым подкрались к причалившей к берегу шлюпке с подкреплениями десанту, бросились на высадившихся французов и закололи семерых.

Снова отличился писарь Андрей Кувшинников, добровольно вызвавшийся идти в бой со стрелковой партией лейтенанта Пилкина. “Он действовал с хладнокровной неустрашимостью, несмотря на сильный неприятельский огонь, а в деле оказал особенное самоотвержение”.
(по документам и воспоминаниям, хранящимся в Ккамчатском краевом музее)
Во встречных штыковых сшибках и атаках со стрелками десанта, матросы и сибирцы отобрали знамя Гибралтарского полка, которое теперь тоже хранится в Камчатском краеведческом музее. Джентльмены не любят об этом вспоминать, как и о бездарной кавалерийской атаке под Балаклавой.
Ничего, пусть помнят! А вы знаете, что военный крест Виктории, которым награждаются военные за храбрость в боях, до сих пор делается из металла русских орудий, захваченных под Севастополем? Не так давно такими крестами награждались офицеры гвардейского полка за Ирак и Афганистан …

Несмотря на всегдашнюю. скромность, он в критические минуты прямо говорил военному. губернатору, что полагал бы необходимым делать и что он находил сделанным неправильно. Ему Петропавловск обязан и тем, что едва неприятель сбивал батарею, как она уже вновь готова была к действию. В письме одного из офицеров "Авроры", написанном родным через 3 дня после Петропавловского сражения, об Иване Николаевиче Изыльметьеве. говорится в следующих. выражениях: "Смотря на спокойное, благородное лицо нашего капитана, на его хладнокровную распорядительность, видя его мужество, можно было быть уверенным, что фрегат "Аврора" никогда не будет пятном русского флота. И как изменился в эти дни Иван Николаевич! Его доброе лицо носило печать какой-то гордости. Приказания были кратки, но отдавались таким голосом, что, я уверен, не нашлось бы человека, который осмелился бы возразить на них. Теперь-то я понял, что можно быть и не светским и не щеголем, и в то же время быть капитаном, какого другого, уверен, нет".
Пули из штуцеров стрелков английской морской пехоты осыпали палубы «Авроры» и Дианы», а Изыльметьев ходил по шканцам, принимал доклады и отдавал распоряжения, как ни в чем не бывало. Это вселяло уверенность в команду.

Корабли и имена.
Чуть больше века назад, На Путиловской судостроительной верфи, а именно, 29 октября 1913 года было заложено два эскадренных миноносца.
Родоначальник эсминцев этого типа — «Новик», вошедший в строй действующих кораблей Балтийского флота в октябре 1913 года, показал на мерной миле рекордную для своего времени скорость — 37,3 узла. Ни один корабль в мире не давал тогда подобной скорости.
Надо сказать – «Новик» был принципиально новым кораблем – паро-турбинным, в его топках горел мазут, у него были двухтрубные поворотные торпедные аппараты, 102 мм орудия…. Он был назван вице-адмиралом Н.О. фон Эссеном в честь героического крейсера 2Новик», которым он командовал в годы Русско-японской войны.
А, вообще, – новик –это доброе старорусское слово, это новобранец в боярской дружинной коннице в старину, у которого было все впереди. Наполеон, который чуть-чуть не стал офицером русской армии, говорил еще тогда, когда он был не императором, а «просто генералом», что лучший солдат – это солдат в 16 лет, для которого нет ни страха, ни самой смерти.
Один из двух заложенных в октябре 1913 года эсминцев получил название «Капитан Изыльметьев» — в честь командира фрегата «Аврора», участвовавшего в обороне Петропавловска-на-Камчатке в 1855 году. При длине 98 м и ширине 9,3 м эсминец имел водоизмещение 1260 т. Его паровые турбины мощностью 31 500 л. с. позволяли развивать скорость до 35 узлов. Вооружение корабля состояло из четырех 102-мм орудий и трех уже трехтрубных торпедных аппаратов. Кроме того, он мог принимать на палубу мины заграждения. Экипаж корабля насчитывал 150 человек. Он был уже чуть лучше головного корабля.
27 июля 1916 года «Капитан Изыльметьев» вступает в строй действующих кораблей Балтийского флота. Уже 12, а затем 16 сентября того же года он участвует в постановке минных заграждений в Ирбенском заливе. 18 октября «Капитан Изыльметьев» в составе отряда эскадренных миноносцев, в который, кроме него, входили «Новик», «Орфей», «Десна» и «Летун», снова участвует в постановке минных заграждений в Балтийском море, около острова Саарема, на пути следования германских кораблей. Вскоре на этом заграждении погибла подводная лодка, а затем пароход и три тральщика противника
В марте — апреле 1918 года моряки Красного Балтийского флота по указанию В. И. Ленина совершили беспримерный в истории флота ледовый переход из Гельсингфорса в Кронштадт. Этот переход эсминец «Капитан Изыльметьев» проделал с не полностью укомплектованной командой. Всего 70 матросов и офицеров благополучно провели эсминец через тяжелые льды Финского залива.
Когда в мае 1919 года над красным Петроградом нависла угроза — стали наступать белогвардейские части генерала Юденича, — революционные матросы многих кораблей Красного Балтийского флота все, как один, изъявили желание идти на фронт. В один из сформированных на флоте отрядов, героически сражавшихся за красный Питер, влилась часть экипажа эсминца.
В 1921 году эсминец «Капитан Изыльметьев» снова встает на капитальный ремонт. Покидая завод, команда корабля в резолюции, принятой на своем общем собрании, отмечала, что стараниями коллектива верфи «Красный Балтийский флот получил вполне исправную боевую единицу, способную в любой момент встать на защиту нашей пролетарской республики». Вскоре экипаж эсминца по боевой подготовке стал одним из лучших на Балтике. 31 декабря 1922 года приказом за № 2903/369 Реввоенсовета республики по просьбе команды корабля эсминцу было присвоено имя — «Ленин». В 1925 году эскадра кораблей Красного Балтийского флота под флагом народного комиссара по военным и морским делам республики М. В. Фрунзе совершила первый дальний заграничный поход Красного флота от Кронштадта до Кильской бухты и обратно. В состав эскадры входил эсминец «Ленин», отлично выполнивший свою задачу.
Во время войны с белофиннами (1939-1940 гг.) эсминец своим артиллерийским огнем поддерживал части Красной Армии, продвигавшиеся вдоль берега Финского залива. Десантная группа, сформированная на корабле, под командованием лейтенанта Майского отличилась при высадке десанта на один из островов. Участники десанта были отмечены правительственными наградами. Великая Отечественная война застала эсминец «Ленин» стоящим на ремонте в порту Лиепая. В первые же дни войны город был окружен немецко-фашистскими войсками. Когда бои стали идти уже на городских улицах, экипажу пришлось взорвать корабль, чтобы он не достался гитлеровцам, а затем с боями пробиваться из окружения. В дальнейшем моряки с эсминца «Ленин» героически сражались в бригадах морской пехоты и в партизанских отрядах.
Вот такова была история корабля, названного в честь капитана 2 ранга Изыльметьева. А какой подвиг совершил Николай Изыльметьев, его корабль, его экипаж?
О нем известно немного, этот храбрый грамотный достойный офицер, впоследствии – контр –адмирал, был незаслуженно забыт.
Но, тем не менее, командование Российским императорским флотом приняло решение назвать его именем новейший эскадренный миноносец.
Иван Николаевич Изыльметьев родился 5 января 1813 года. Выбора жизненного пути не было, фамилия был потомственных военных моряков. Он поступил в Морской корпус, в 1830 году произведен в гардемарины, а в 1831 году – в мичманы.
Служба проходила на Балтике, с1830 по 1849. Командуя военным транспортом «Або», обратил на себя внимание князя Меньщикова, управляющего морским министерством Он чем-то понравился князю, его транспорт выглядел великолепно, все было в нем так, как требовалось.
С его подачи назначили Ивана Николаевича сначала командовать корветом. На него придирчиво посмотрели и вдруг представили одновременно две дивизии Балтийского флота к заграничному флоту. Морской министр Александр Сергеевич Меншиков утвердил без колебаний. В 1853 году Ивана Николаевича назначили командиром 44 пушечного ходкого и быстрого фрегата «Аврора»
А на Дальнем Востоке, в водах Камчатки американские и японские китобойные и рыболовецкие суда творили всякие безобразия. У нас так заведено – на протяжении всей истории государства Российского все соседи пытаются поживиться за наш счет. Нашу рыбу, морских животных, моллюсков и все прочее, даже морскую траву воровали – а то и отбирали – у нас, как только где слабело. И тогда, и сейчас …
У наших извечных недругов англичан, а потом и прочих англосаксов даже была благородная теория, которая выражалась примерно так. Это доподлинные слова сэра Уинстона Черчилля, сказанные уже в середине XX века, примерно через 100 лет после рассматриваемых событий.
Его не назовешь русофобом, ибо он русских вообще в расчет не принимал, и не только, кстати русских! Они всех презирали, а афганцы набили им морду – качественно – до сих пор чешутся ….
« Я не считаю, что собака на сене имеет исключительные права на это сено, даже если она лежит на нем очень длительное время. Я не признаю такого права. Я не признаю, например, что какая-то великая несправедливость была совершена по отношению к американским индейцам или к аборигенам в Австралии. Я не признаю, что этим людям был нанесен ущерб в результате того, что более сильная раса, более высокоразвитая раса или, во всяком случае, более умудренная раса, если так можно выразиться, пришла и заняла их место.»
Это сказал премьер-министр этой якобы демократичной и культурной страны. И они еще учат нас как надо поступать с соседями! Они не воровали – они просто считали, что берут свое у каких-то неполноценных существ в мировом сообществе.

Звездный час капитан-лейтенанта Ивана Изыльметьева
Но вернемся на моря. В экспедицию вместе с флагманским кораблем – фрегатом были включены еще и корвет, и яхта, для несения патрульно-дозорной службы.
На фрегате «Аврора», следуя во главе отряда, И.Н. Изыльметьев перешел, обогнув мыс Горн, в Тихий океан.
Как о командира и человека его характеризует следующий рассказ его сослуживцев: фрегат. "Аврора", штормуя у Ютландского берега, оказался в таком опасном. положении, что командир фрегата- И. счел нужным вызвать всех офицеров к шпилю, у которого, по обычаю, происходили в то время воен. советы.
Спокойныи. обыденным голосом, с улыбкой на лице, Изыльметьев. изложил им критического. обстоятельства, указав на карте место, на котором через час им предстояло разбиться. "Но, — продолжал Иван Николаевич., — если мы сейчас повернем, то мы разобьемся не через час, а через два. Отчего же нам не прожить лишний час? Только для этого надо, чтобы поворот удался". Воодушевленные хладнокровием командира., офицеры разошлись по местам, и поворот, конечно, удался. А затем ветер неожиданно отошел, и осужденный уже на гибель фрегат "Аврора", форсируя парусами, вышел на чистое место.
Доя пополнения запасов и отдыха экипажа фрегат зашел в Каллао, в Перу. Русские моряки нашли в нем; англо-франц. эскадру, с которой впоследствии им у пришлось встретиться в Петропавловске в открытом бою с умелым противником.
Хотя война с Россией еще не была объявлена, по имеющимся слухам от беспечных французских моряков, союзники имели намерение задержать "Аврору" и ее спутников впредь до выяснения политической обстановки. Такие, значит, джентльмены – из-за угла, романтики с большой дороги.
Тянуть со стоянкой не представлялось возможным, потрепанных такелах и рангоут начали поправлять сразу, наскоро, помятуя р предстоящем длительном переходе через весь Тихий океан.
От одного банкира, имевшего финансовые дела с русскими кораблями, консул сумел узнать о полых намерениях английского адмирала. Наши дипломаты еще в те времена кое-что понимали в оперативной работе, и не только военные агенты – военные аташе, если по-нашенсски.
И.Н. Изыльметьев сделал так, что это им не удалось: став на рейд мористее других судов, командир «Авроры» принял все меры во избежание каких-либо неожиданностей.
С подошедшего парусника он получив однажды ночью от симпатизировавшего России американца сообщение, подтвердившееся впоследствии, что на англ. флагманском. фрегате происходит совещание по вопросу об аресте "Авроры".
Не зажигая огни, Изыльмеьев тотчас ушел в море, буксируя «Аврору» гребными судами, да таким образом, чтобы он оставался к неприятелю носом. То есть - в том же положении, в котором находился на якоре. Наблюдатели ничего не заметили в темноте.
Изыльметьеву. отступил от рекомендованных лоцией путей и вследствие этого имел долгий и чрезвычайно тяжелый. Переход по Тихому океану. Его трепали постоянно чередующиеся шторма, и изматывающие штили.
Фрегат потек палубами, а от постоянного черпания бортами в жилых помещениях, на батареях развилась сильнейшая духота и мокрота.
Несмотря на взятых в Каллао для команды отборных упитанных быков (как живые консервы, в трюмах) и тысячи лимонов, на варку горячего. пунша с ароматическими. травами, на постоянную заботу командира и офицеров о команде, люди, утомленные долгими переходами с 2 только кратковременными стоянками за 6½ мес. (в Рио-де-Жанейро и Каллао), стали болеть скорбутом, (так называлась тогда цинга), и из 142 больных умерли 32 чел.
Через 3 недели после ухода из Каллао "Аврора" встретила небольшой, английский фрегат. Гордый британец знал, как потом выяснилось, что война уже объявлена и, хотя сам не решился атаковать сильнейшего противника, нарываться на бой не стал, но и не уклонился от встречи с ним.
"Аврора" не имела известия о войне, формально враг был неизвестен, и фрегаты разошлись без выстрела. Переход от Каллао до Петропавловска длился 66 дней.
19 июня фрегат прибыл на Камчатку. Такие переходы для парусного судна считались почти невозможными и английские морские писатели отзываются об этом плавании Изыльметьева с величайшим удивлением. По причине крайнего истомления экипажа Изыльметьев решился остановиться в Петропавловске, а не идти в залив Де-Кастри, куда собственно был он послан. 17 июля пришло в порт официальное объявление войны, а 18 августа вошла в залив неприятельская эскадра,
У нас эта война называется Крымской, у французов, турок и англичан – Восточной. Англичане напали на Север, в Кольском заливе пароходокорвет «Миранда» сжег Кольский острог, деревянную давно устаревшую крепостцу. Их корабли напали на Соловецкий монастырь. Представьте себе, монахи встали к орудиям наполеоновской поры и отбились! Джентельмены ушли восвояси! А уж вранья-то было! Их паровые корабли с бомбическими пушками вошли и на Балтику, в Финский залив, имея в планах бомбить Кронштадт. Но наткнулись на морские мины … Бои шли и на Кавказе … Англичане считали, что они на все имеют право – если нет достойного отпора!
Тогда же родился афоризм – «Сильный поступает, как хочет, а сильный - как ему позволят!»
Наши «хомячки», нападающие на Вооруженные силы и осуждающие политику подчинения ЕС и США забывают или не хотят помнить об этом! Простые граждане тоже об этом не задумаются!

По приходе в Петропавловск Изыльметьев принял самое деятельное участие в организации обороны. А иностранная делегация, прибывшая с визитом в Петропавловск была большая и представительная! И гостей было куда как больше, чем хозяев!
24 июля 1854 года военный транспорт (бригантина) «Двина» доставил в Петропавловск из залива Де-Кастри 350 солдат Сибирского линейного батальона, 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На «Двине» прибыл на Камчатку и остался там военный инженер поручик К. Мровинский, возглавивший строительство береговых батарей в Петропавловском порту. К исходу июля гарнизон порта вместе с экипажами кораблей насчитывал 920 человек (41 офицер, 476 солдат, 349 матросов, 18 русских добровольцев и 36 камчадалов).

В подготовку к обороне включилось и всё население города и его окрестностей (около 1600 человек). Работы по сооружению семи береговых батарей и установке орудий велись почти два месяца круглые сутки, днём и ночью. Защитники Петропавловска возводили укрепления, в скалах вырубали площадки для батарей, неприступные для морского десанта, снимали с кораблей орудия, вручную перетаскивали их по крутым склонам сопок и устанавливали на берегу.

Фрегат «Аврора» под командованием И. Н. Изыльметьева и транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани. Орудия правых бортов сняли с кораблей для усиления береговых батарей. Вход в гавань загородили боном.
Английские корабли:
фрегат «Президент» (англ.) (52 пушки)
фрегат «Пайк» (англ.) (44 пушки)
пароход «Вираго» (англ.) (10 пушек)

Французские корабли:
фрегат «Ля-Форт» (60 пушек)
корвет «Эвридика» (32 пушки)
бриг «Облигадо» (18 пушек)
Пароход «Вираго»

Объединённой эскадрой командовал англичанин контр-адмирал Дэвид Прайс, французским отрядом — контр-адмирал Феврье Де Пуант. Всего эскадра располагала 216 орудиями, её личный состав насчитывал 2600 человек.
Во время нападения англо-французской эскадры на Петропавловск Изыльметьев хладнокровной распорядительностью и мужеством вдохнул во всех защитников Петропавловска веру в свои силы.
«Авроровцы, составлявшие более трети контратакующих, дрались ожесточенно и отлично поработали штыками. На сопке ими, кроме того, сделано около 4 тысяч ружейных, мушкетных и 2,5 тысячи пистолетных выстрелов. Не было ни одного случая, чтобы фрегатцы хоть где-нибудь отступили. Они показали много примеров мужества, умения и смекалки.

Англичане окружили матроса Халитова, пытаясь захватить его в плен, но он вырвался из окружения, уложив штыком и прикладом четверых. Боцман Суровцев один напал на пятерых, обратил их в бегство, а одного заколол. Раненный пулей в живот матрос Алексей Данилов не выпустил из рук оружия и стрелял по врагу до последнего патрона. Матрос Василий Попов, несмотря на тяжелое ранение в голову, схватился врукопашную с вражеским солдатом и победил его.

В группе унтер-офицера Якова Тимофеева кончились патроны. Вместе с тремя товарищами он отбил мушкеты с боезапасом у противника и тут же начал посылать пули в их бывших хозяев. Позже Тимофеев с матросом Абукировым подкрались к причалившей к берегу шлюпке с подкреплениями десанту, бросились на высадившихся французов и закололи семерых.

Снова отличился писарь Андрей Кувшинников, добровольно вызвавшийся идти в бой со стрелковой партией лейтенанта Пилкина. “Он действовал с хладнокровной неустрашимостью, несмотря на сильный неприятельский огонь, а в деле оказал особенное самоотвержение”.
(по документам и воспоминаниям, хранящимся в Ккамчатском краевом музее)
Во встречных штыковых сшибках и атаках со стрелками десанта, матросы и сибирцы отобрали знамя Гибралтарского полка, которое теперь тоже хранится в Камчатском краеведческом музее. Джентльмены не любят об этом вспоминать, как и о бездарной кавалерийской атаке под Балаклавой.
Ничего, пусть помнят! А вы знаете, что военный крест Виктории, которым награждаются военные за храбрость в боях, до сих пор делается из металла русских орудий, захваченных под Севастополем? Не так давно такими крестами награждались офицеры гвардейского полка за Ирак и Афганистан …

Несмотря на всегдашнюю. скромность, он в критические минуты прямо говорил военному. губернатору, что полагал бы необходимым делать и что он находил сделанным неправильно. Ему Петропавловск обязан и тем, что едва неприятель сбивал батарею, как она уже вновь готова была к действию. В письме одного из офицеров "Авроры", написанном родным через 3 дня после Петропавловского сражения, об Иване Николаевиче Изыльметьеве. говорится в следующих. выражениях: "Смотря на спокойное, благородное лицо нашего капитана, на его хладнокровную распорядительность, видя его мужество, можно было быть уверенным, что фрегат "Аврора" никогда не будет пятном русского флота. И как изменился в эти дни Иван Николаевич! Его доброе лицо носило печать какой-то гордости. Приказания были кратки, но отдавались таким голосом, что, я уверен, не нашлось бы человека, который осмелился бы возразить на них. Теперь-то я понял, что можно быть и не светским и не щеголем, и в то же время быть капитаном, какого другого, уверен, нет".
Пули из штуцеров стрелков английской морской пехоты осыпали палубы «Авроры» и Дианы», а Изыльметьев ходил по шканцам, принимал доклады и отдавал распоряжения, как ни в чем не бывало. Это вселяло уверенность в команду.
"Рапорт камчатского военного губернатора и командира Петропавловского порта генерал-майора В. С. Завойко о нападении англо-французской эскадры на Петропавловск-Камчатский и разгроме неприятельского десанта. 1854 г. сентября 7" http://www.kamchatsky-krai.ru/history/zavoiko_raport.htm
http://www.kamchatsky-krai.ru/history/zavoiko_raport.htm
Союзники понесли большие потери в живой силе, особенно непропорциональны потери были среди офицеров, которые старательно выбивались охотниками –камчадалами и сибирскими стрелками, которым была специально поставлена такая задача генералом Завойко.
Планируемый банкет на «Президенте» был отменен, обошлись поминальным обедом.
За Петропавловский бой Изыльметьев был произведен из кап.-лейтенанта в следующий чин
3 марта 1855 г. получено было в Петропавловске предписание перенести центр наших морских сил в Восточном океане на Амур.
6 апреля собравшаяся в Петропавловске эскадра вышла в море, 5 мая пришла в залив Де-Кастри. 8 и 9 мая подходила неприятельская эскадра из трех судов, но, обменявшись несколькими выстрелами, удалилась: командовавший этим отрядом адмирал Эллиот послал за подкреплениями.
Адмирал Завойко, начальствовавший русскою эскадрою, вывел ее из залива Де-Кастри 15 мая и 27 мая подошел к устью Амура. Он думал одно время принять тут сражение, но так как неприятель обладал 26-ю боевыми судами против четырех или пяти русских, то решено было ввести эскадру в р. Амур. Всего труднее было провести свой фрегата Изыльметьеву, так как это было самое большое судно эскадры; иногда в день успевали пройти при самых напряженных усилиях не более 50 сажен; однако вся эскадра была проведена вполне благополучно. Английский флот совершенно не знал, куда девались русские суда и общественное мнение Англии требовало суда над адмиралами, потерявшими неприятеля. Изыльметьев в том же году перешел в Кронштадт и командовал разными судами.
Во время коронации императора Александра II он произведен был в капитаны 1 ранга; 9 ноября 1864 г. произведен в контр-адмиралы. В 1865—1870 г. был начальником штаба главного командира Кронштадтского порта; 1 января 1870. г., по собственному желанию, назначен младшим флагманом Балтийского флота. Скончался в Ревеле.
С 1856 по 1864 г. он командовал кораблями Балтийского . флота, в 1864 г. произв. в контр-адмиралы, назначен начальником штаба Кронштадт. порта и младшим флагманом. И. оставил по себе память как о в высшей степени скромном человеке, тихом и молчаливом в обыкновенном . условиях жизни, но выраставшем головой выше окружающих при обстоятельствахвах чрезвычайных.
Контр-адмирал Иван Николаевич Изыльметьев скончался в 1870 году, в Ревеле, ныне Таллин. Там и похоронен, на старом забытом кладбище.
Все известное об Иване Николаевиче Изыльметьеве, и, особенно, важная. роль, сыгранная им при отражении неприятеля от Петропавловска, характеризует этого, почти забытого впоследствии, морского. офицера как незаурядную личность, грамотного военного человека и настоящего иоряка, память о котором должна быть сохранена в русском флоте.. флоте. И. умер в 1870 г.

 (Голосов: 0)
Опубликовано: 24 октября 2015 Прочитали: 878 раз(а).
Сообщить об ошибке:
Написать комментарий
Имя:


Пароль:


Email:



Код:
captcha

Введите код:


Подписаться на комментарии
(При добавлении комментариев к новости Вам будет отправлено уведомление на E-mail)